Главная                  О нас                 
                 Доставка                  Контакты
тел.: +38 067 745-42-06 +38 (068) 302-72-71 +38 (093) 143-67-74

ОКЛАДЫ ИКОН, ВЕНЦЫ И ЦАТЫ


5 Чеканный оклад XVII в. на иконе Богоматери из церкви Николы Мокрого, г. Ярославль. Фотография Барщевского.

6. Чеканный позолоченный оклад конца XVII — начала XVIII вв на иконе Богоматери из церкви Николы Мокрого, г. Ярославль. ЯМЗ, инв. № 7701. Фотография Барщевского.

7. Чеканный позолоченный оклад конца XVII — начала XVIII вв. на иконе Богоматери из церкви Рождества Христова, г. Ярославль. ЯМЗ, инв. № 7968. Фотография Барщевского.

Небольшой серебряный оклад ярославской работы XVIIв., как правило, состоял из венца, цаты, ризы, рамы, поля. Иконы больших размеров в ярославских церквах часто украшали чеканными белыми или позолоченными венцами и цатами, а иногда и чеканными ризами. Отдельные детали оклада зачастую были выполнены разными способами: например, венец и цата — в технике высокорельефной чеканки, поле и рама гравированы или сделаны в технике плоскостной чеканки, а риза мягко чеканена низким рельефом, с минимальной фактурной проработкой (рис. 5)21.
 

Общая форма оклада, отдельные элементы его конструкции, стилистические и технологические приемы оставались традиционными, восходя к древнерусскому искусству и далее — к домонгольским серебряным окладам XIIв. Несомненно, оклад XVIIв. так же, как и первые русские оклады, традиционно выполнял не только декоративную функцию, но и служил сакральным покровом для иконы, тем самым уподобляясь серебряному ковчегу22.
 

В конце XVIIв. для искусства ярославских мастеров характерно стремление к пышности, обилию орнамента, что усиливало декоративность изделий. В это время в технике высокорельефной чеканки серебряники делали не только венцы и цаты, но и поля, рамы окладов. К концу XVII— началу XVIIIв. следует отнести чеканный серебряный позолоченный оклад ярославской работы на иконе Федоровской Богоматери из местной церкви Николы Мокрого23 [рис. 6]. К двойному венцу Богоматери подвешена цата, в центре которой дано рельефное изображение Христа на троне с предстоящими Иоанном Предтечей и Николаем в рост. В деисусной композиции на месте Богоматери изображен Николай— патрон церкви Николы Мокрого. Это изделие24 можно видеть на снимке И. Бапщевского (негатив № 1761), сделанном в интерьере церкви в конце XIXв. [7]. В Ярославском музее-заповеднике хранитсяаналогичный серебряный чеканный позолоченный оклад конца XVII — начала XVIII в. (инв. № 7968) на иконе Богоматери 25 (рис. 7).
 

Серебряные венцы ярославской работы XVII в. сделаны в технике высокорельефной чеканки и часто имеют высокую коруну. Следует отметить, что коруна и цата, как правило, встречались только на венцах икон Богоматери и Христа, у остальных святых венец был просто округлым, а цата вообще отсутствовала; например, у чеканного серебряного оклада XVII в. с иконы Иоанна Предтечи (фотография И. Барщевского) [5]. Не имеют коруны чеканные венцы ярославской работы XVII в. из Ростовского музея-заповедника (инв. №№ Ц925/321; Б283), чеканный венец (ЯМЗ, инв. № 7470) с поздним добавлением вокруг венца чеканного «сияния» XIX в. Форма и величина венца тесно увязаны с иконографией изображаемых на иконе святых. Ажурная просечная коруна венца украшена, как правило, пятью зубцами-городками и напоминает византийский или древнерусский княжеский парадный городчатый венец.
 

Верхнюю часть коруны серебряного венца завершают парные симметричные дуги, выгнутые по форме луковицы главки. Концы дуг опускаются вниз и закручиваются в спирали между городками коруны. Здесь же, чуть ниже, между городками коруны чеканены четыре херувима, иногда — растительный орнамент из переплетающихся трав. Рельефные дуги украшены разнообразным чеканным орнаментом, часто в виде рыбьей чешуи 26. По краям коруну поддерживают два летящих ангела, расположенных симметрично. Скульптурное изображение ангелов, двумя руками поддерживающих края коруны, характерно только для ярославских венцов и, вероятно, происходит от аналогичных изображений по сторонам нимба на особо почитаемых ярославских иконах — Богоматери Толгской и Одигитрии XIV—XVI вв. Внизу к краям венца27 на маленьких круглых или S-образных колечках подвешивалась цата. Если в других художественных центрах России в XVII в. форма цаты была чаще похожа на лунницу, то в ярославских она несколько усложнилась; общая форма цаты становилась похожей на форму венца с коруной в перевернутом виде.
 

В традиции украшения иконы металлической цатой можно проследить истоки, восходящие к русскому домонгольскому искусству. Однако время возникновения цаты, назначение и особенности ее формы — одна из самых малоизученных тем в истории древнерусского искусства. Цата, являясь составной частью оклада, входит в единый художественный комплекс: икона — оклад. В фундаментальной работе по русскому серебряному делу М. М. Постниковой-Лосевой, Н. Г. Платоновой, Б. Л. Ульяновой есть следующее определение: «цата — украшение в форме полумесяца, иногда с фигурно вырезанным краем, подвешивающееся к венцу в виде ожерелья» [24, с. 44].
 

Форма ярославских цат XVII в. имеет сходство с более ранними образцами русского золотого и серебряного дела, например: с золотыми цатами XIV в. на окладе иконы Богоматери Умиления XIII в. [25, с. 21], золотыми цатами XVI в. на иконе Троица (с окладов 1592 и 1598 гг) [26, с. 20, 21]. Но ярославские цаты XVII в., в отличие от ранних образцов, плоские, их форма несколько усложнилась, и, как правило, выполнялись они в технике высокорельефной чеканки. Кроме характерного декоративного орнамента, типичного для ярославских серебряных изделий этого периода, на цатах изображалась Троица Ветхозаветная или Деисус 28.
 

Ярославские серебряники XVII в. по краю венца и цаты чеканили узкий желобок, предназначенный для обнизи с жемчугом, что подчеркивало и хорошо выявляло форму серебряного изделия29. Богато украшенные жемчугом венцы и цаты, сделанные специально для особо чтимых местных икон, отражены в ярославских рукописях. Примером может служить образ Спасителя, написанный знаменитым костромским иконописцем Гурием Никитиным для ярославской Федоровской церкви, «...его же украси житель сего прихода Димитрий Леонтьев, сын Еремин положил венец и цату, серебряные чеканные, борок же жемчужный» [16]. Форма ярославской цаты XVII в. имеет сходство с металлической пластиной — деталью доспехов, закрывающей грудь и плечи воина и предохраняющей его от удара оружием30. Такие металлические, богато украшенные пластины, частично закрытые плащом, можно видеть на изображениях древнерусских воинов. Похожие пластины-ожерелья изображены и на ярославских иконах, например, на иконе середины XVII в. из церкви Иоанна Златоуста в Коровниках в Ярославле, где в пурпурном плаще изображен пророк Даниил [28]. На его груди видно наполовину закрытое плащем и перевязью золотое цельнометаллическое ожерелье, украшенное жемчугом и драгоценными камнями в чеканных фигурных кастах. В воинском наряде металлическое ожерелье выполняло прежде всего защитную функцию и только затем декоративную. Именно эта первая функция была сохранена в течение веков, перейдя с воинских доспехов на икону в качестве цаты как символической защиты изображения. По нашему убеждению, форма древнерусской цаты имеет связь с отголосками языческих верований славян и напоминает широко распространенные в X—XIII вв. серебряные подвески в виде лунниц [29], а также форму шейных гривен 31; последние составляли часть воинского «дружинного» убора, свидетельствуя о знатности и богатстве его владельца. Щедрые церковные приношения жителей посада зачастую поступали для конкретных, особо почитаемых икон, в результате чего создавался богатейший драгоценный ее «наряд», который часто состоял из подвешенных к венцу иконы (чаще Богоматери) золотых и серебряных украшений, нередко с драгоценными камнями, жемчугом; как правило, это были серьги, рясны, ожерелья, кольца и др. Вероятно, происхождение формы цаты, подвешиваемой к венцу, можно еще объяснить возведением в канон обычая подвешивать в качестве богатых вкладов на древнерусских иконах золотых или серебряных лунниц или шейных гривен. Нередко к иконам в ярославских церквах подвешивали вотивные изображения, выполненные из серебра. Такие небольшие подвески в виде руки, ноги, глаза и др. сохранились в небольшом количестве в фондах музеев, упоминания о которых мы встречаем в литературе32.
 

Формы серебряных венцов и цаты имеют сходство с элементами русского народного костюма. Серебряный венец с коруной, цата схожи с деталями женской одежды. И наоборот, девичий венец33 или кокошник34 напоминают чеканные венец с коруной, а женское нагрудное украшение — цату35.
 

В XVIII в. традиции украшения иконы чеканным серебром остаются, но появляется новшество — некоторые оклады становятся нерасчлененными, сделанными из целого листа серебра. Только венцы и цаты выполняются по-прежнему, сохраняя цельность формы. Форма венца при этом несколько меняется, он приобретает округлую коруну (в XVII в. коруна была заостренной кверху).
 

Постепенно в XVIII в. под влиянием столичных образцов серебряного дела (московских, петербургских) местный тип орнаментации уступает место новому орнаменту, сохраняя при этом характерные черты ярославских чеканных изделий предыдущего столетия — густоту заполнения всей формы изделий высокорельефным орнаментом.
 

Ярославские венцы XVIII в. часто сделаны в технике просечной чеканки. Высокую пышную коруну венца по краям обычно поддерживают летящие чеканные ангелы, подобно скульптурно выполненным ангелам на ярославских венцах XVII в.
 

Образцом органического сочетания монументальной живописи и чеканной пластики может служить интерьер церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (1671—1687) —выдающегося памятника русской архитектуры. Храм и его интерьер, великолепно украшенный на рубеже XVII— XVIII вв., были созданы на средства жителей Толчковской слободы г. Ярославля. И в архитектуре, и во внутреннем убранстве здания нашли отражение народные представления о прекрасном. Фрески паперти церкви Иоанна Предтечи, из которых выделяется композиция северной галереи с центральной фигурой Богоматери, обладают светлым и праздничным характером, напевностью и мелодичностью ритма. Изображение Богоматери и Христа украшены чеканным двойным венцом с высокой пышной просечной коруной36 (рис. 8). Это изделие по своим художественным и стилистическим особенностям является первоклассной работой ярославского серебряника середины XVIII в.
 

Большой венец Богоматери, цельный композиционно, украшен округлой по форме ажурной чеканной коруной, которая заполнена своеобразным просечным орнаментом в стиле рококо с вплетенными в него травами и овальными выпуклыми дробницами с фигурами святых. С двух сторон коруну поддерживают два летящих ангела, в центре большого венца чеканена корона. Это произведение аналогично венцу с оклада иконы «Тихвинская Богоматерь» А. Корытова 1773 г. [5] и по стилю близко серебряному венцу Ф. Кожухова с оклада 1773 г. иконы «Страстная Богоматерь» (ЯМЗ, инв. № 7697).
 


8 Чеканный двойной венец XVIII в. на стенописи северной галереи паперти церкви Иоанна Предтечи в Толчкове, г. Ярославль. Фотография Барщевского.

Особенности формы венца из церкви Иоанна Предтечи, композиционное решение и характер воспроизведения его чеканного орнамента и отдельных элементов декора позволяют предположить, что это произведение А. Корытова, созданное им в 1770-е гг.37.
 

________________

21В фондах драгметаллов различных музейных собраний страны сохранилось большое количество цат и венцов XVII в. ярославской работы, однако целые оклады, особенно в комплексе с иконой, мы находим крайне мало. Зачастую отдельные детали драгоценного «наряда» иконы разрознены и нуждаются в их систематизации и атрибуции.
 

22«Иконы — предалтарные образы — находились в самой непосредственной близости к престолу и не могли не участвовать в литургии. Их живопись, закрытая серебряным окладом, приобретала символическое жертвенное значение, уподобляясь святому дару, реликварию, в котором жертва также укрыта в серебряном ковчеге» [23, с 2091.
 

23В настоящее время оклад хранится в разрозненном виде в фондах Ярославского историко-архитектурного музея-заповедника (инв. № 7701), здесь же находится икона и венец с цатой (инв. № 7505).
 

24Данный оклад вторично изображен над царскими вратами в церкви Николы Мокрого (негатив № 2194) и опубликован в издании «Русские древности» [6].
 

25Оклад и икона происходят из ярославской церкви Рождества Христова и отражены на снимке И. Ф. Барщевского (№ 1497) [7].
 

26Подобный орнамент часто встречается не только в серебряных изделиях, но и в деревянной резьбе и, вероятно, объясняется проникновением зооморфных образов в орнаментацию ярославских изделий из серебра.
 

27У иконы Богоматери венец часто был двойной и цата крепилась одновременно к венцу Богоматери и младенца.
 

28Иногда дсисусный ряд изображался и на коруне венца; например, на чеканном окладе XVII в. с иконы Богоматери из церкви Николы Мокрого (рис. 5). Рельефные фигуры Деисуса вплетены в чеканный растительный орнамент, органично вписываясь в фигурные зубцы коруны.
 

29Подобный желобок есть и на других серебряных изделиях ярославской работы XVII в — окладах Евангелия, ковчегах, напрестольных крестах.
 

30Подобные пластины, вероятно, представляют русские доспехи-зерцала, широко распространенные в XVI—XVIIвв. «Обычно гладкие металлические пластиды зерцала шлифовались и начищались до блеска, часто золотились и серебрились, украшались гравировкой и чеканкой» [27, с. 105].
 

31В церковных словарях XVIII—XIX вв. [30, 31] мы находим полное отождествление понятий «цата» и «гривна» В. М. Василенко, рассуждая о происхождении шейной гривны, находит сходство формы гривны со скрученной вокруг шеи змеей, которая выполняла охранную функцию, при этом автор связывает эти традиции не только с искусством славян, но и кельтов [32]. Гривна у славян, вероятно, олицетворяла символ власти и была тесно связана с языческим культом. Бронзовые гривны, предназначенные для идолов, найдены при раскопках славянского святилища на Благовещенской горе во Вщиже [33, с 157].
 

32Например: к иконе Божья Матерь Троеручица в Казанском монастыре в Ярославле были «привешены три ручки серебряные позолоченные. Они (вотивные подвески — В. И.) прикладываются с надеждою исцеления к рукам страждущих богомольцев» [34, с 87] Традиции украшения иконы вотивными изображениями, наблюдаемые в XVII—XIX вв., связаны с обрядами католической церкви на Западе и на Украине [24, с. 42].
 

33Для русского Севера характерны венцы с зубчатым верхом в виде короны, украшенные перламутровыми плашками, жемчугом, цветными стеклышками в металлической оправе [35].
 

34«Для Владимирской, Нижегородской, Ярославской, Костромской и ряда других губерний с XVIIIв. характерны плоские массивные кокошники с вертикальной или горизонтальной лопастью над лбом. Они бывают вытянутой треугольной или округлой формы» [36, с. 30].
 

35«Для северных районов России характерны либо ожерелья типа ошейника или воротника, плотно облегавшие шею и представлявшие собой широкие, снизанные из перламутра, жемчуга и белого бисера сетки, либо полос холста, расшитые этими же материалами, дополненными вставками цветного стекла, лентами» [36, с. 33].
 

36Венец не сохранился. В месте его крепления на фреске видны следы, позволяющие предполагать, что он был прикреплен к стене с помощью металлического изогнутого штыря, один конец которого был припаян к венцу, а другой вмурован в стену Венец изображен на двух снимках И Барщевского (негативы № 2632, 2633) [7] Это произведение фрагментарно дано на снимке П. Павлова с изображением стенописи «После грехопадения» [37].
 

37Это тридцатая работа мастера, известная нам в настоящее время.
 

Первоисточник:  Художественное наследие. Хранение, исследование, реставрация. Вып. 14. М., 1991

Источник: http://art-con.ru/node/5528




Мы рады предложить
высококачественные иконы
от лучших мастеров
Семейные иконы
Семейные иконы
Именные иконы
Именные иконы
Мерные иконы
Мерные иконы
Храмовые иконы
Храмовые иконы
Православные бусины и Святые имена
Православные бусины и Святые имена
Венчальные пары
Венчальные пары
Товары православного потребления
Товары православного потребления
Сувениры
Сувениры
Иконы Лаврской мастерской
Иконы Лаврской мастерской